spid

blind  

Суд признал иркутянку виновной в смерти дочери

4000

Суд признал жительницу Иркутска виновной в смерти ее ВИЧ-положительной четырехмесячной дочери. Она отказывалась лечить ребенка. Заседания проходили в закрытом режиме, чтобы избежать разглашения тайны личной жизни. 

Дарью Иванову (имя изменено) признали ВИЧ-положительной более шести лет назад. В 2019 году ей исполнится уже 30, хотя по внешнему виду этого не скажешь — длинные черные волосы, хрупкое телосложение, толстовка с капюшоном, объемная розовая куртка. Именно так она выглядела на оглашении приговора 18 февраля. Она — мать двоих семилетних детей, которых воспитывает без мужа. Третий ребенок — дочь Анастасия (имя изменено) — погибла в начале 2018-го.

Настя родилась осенью 2017 года. Как сообщал иркутский Центр СПИД, еще во время беременности врачи настаивали на терапии для профилактики передачи вируса будущему ребенку. Но Дарья отказалась, после чего открепилась от женской консультации по месту жительства и исчезла. Следующая встреча с докторами состоялась только перед родами. Во время схваток специалисты провели ей экспресс-тест на ВИЧ, который показал положительный результат. Однако на предложение провести химиопрофилактику она снова ответила отказом.

После рождения девочки сотрудники роддома подали в суд иск с требованием начать лечение девочки, но дело проиграли. Судья встал на сторону матери, мотивируя это тем, что диагноз «ВИЧ-инфекция» у новорожденной еще не был подтвержден. После этого врачи подали гражданский иск о защите прав несовершеннолетнего, но производство было прекращено, поскольку судья решил, что интересы ребенка нужно отстаивать не в гражданском, а в административном порядке.

В начале 2018 года Настя серьезно заболела, и ее в тяжелом состоянии доставили в Ивано-Матренинскую детскую больницу. Как сообщает Центр СПИД, доктора диагностировали у нее пневмоцистную пневмонию, из-за которой ребенок впал в кому. Врачебный консилиум, на который пригласили и Дарью, определил у девочки конечную стадию ВИЧ-инфекции с тяжелым поражением легких. Специалисты заключили, что болезнь могла и не передаться девочке, если бы мать во время беременности не отказалась от лечения. Но Дарья по-прежнему была убеждена, что ее дочь «залечивают» вместо того, чтобы избавить от обычной пневмонии.

Спустя 2,5 недели Настя скончалась. Ей было четыре месяца.

В апреле 2018 года СКР по Иркутской области завел уголовное дело по факту причинения смерти по неосторожности (ч. 1 ст. 109 УК РФ). Спустя восемь месяцев региональная прокуратура утвердила обвинительное заключение в отношении матери, и дело направили в суд. Женщина, по словам ее адвоката на момент начала судебного следствия, не признала вину.

Ленинский районный суд Иркутска начал рассматривать дело под Новый год — 26 декабря. Подсудимая находилась под подпиской о невыезде. Суд смог вынести решение всего за два месяца, допросив свидетелей и потерпевших, среди которых было Межрайонное управление опеки министерства социального развития и попечительства Иркутской области №1.

На оглашении приговора судья Дмитрий Мосов зачитал только вводную резолютивную часть, не раскрыв всех деталей судебного следствия. Дарью Иванову приговорили к году исправительных работ с удержанием в государственный доход 10% от зарплаты.

ВИЧ-отрицатели

Медицинским учреждениям иногда удается через суд обязать ВИЧ-положительных родителей лечить своих детей. Государству пока приходится жестко работать с такими семьями, потому что другие методы более сложны. В Сибири уже завели несколько уголовных дел из-за смерти детей ВИЧ-положительных родителей.

«В практике нашего учреждения есть опыт успешно выигранных судебных процессов против родителей, уклоняющихся от лечения своих детей, — отмечает главный врач центра СПИД Юлия Плотникова. — Однако законодательство по вопросам ВИЧ-инфекции несовершенно. В данном случае врачи пытались действовать как можно быстрее, поскольку существовали реальные опасения, что девочка долго не проживет. Это вылилось в то, что два заявления от медицинских организаций не привели к реальным правовым последствиям для матери».

По мнению Плотниковой, это яркий пример так называемого ВИЧ-диссидентства, когда больной верит, что диагноз выдумка, а не реальность. ВИЧ-положительные не допускают, что с ними может такое произойти, и обращаются к научно не подтвержденным идеям, агрессивно отказываются от лечения себя и своих близких.

Так вела себя и осужденная Дарья в те моменты, когда к ней приходили сотрудники Центра СПИД вместе с участковым педиатром и требовали начать обследование ребенка. Мать и ее гражданский муж были твердо убеждены, что болезни не существует, а их дочь здорова.

Как сообщает Центр СПИД, в Иркутской области примерно 28 тыс. ВИЧ-положительных. Каждый год состоящие на учете мамы рожают более 800 детей. В 98% случаях благодаря медицинской помощи они появляются здоровыми.

Пример с Дарьей Ивановой не первый в Приангарье, когда доктора заставляют мать лечить своего ребенка от ВИЧ. В октябре 2017 года Братский районный суд обязал ВИЧ-отрицательницу проводить терапию своему сыну. Такое же решение вынес суд в Тулуне в августе 2018 года.

 

 

 

Источник: https://tayga.info/145096

 

 

 

Поделиться в социальных сетях